Вы здесь: Главная » МногоБукв » Бредни Бредуна » Притча про хомяка

Притча про хомяка

Жил-был хомяк. Средней упитанности, умеренной плодовитости — короче, все как у хомяков. Только по ходу так достала его эта жизнь хомячья, что и не пересказать. Все хихикают, пальцем на щеки отвислые показывают, даже сайт с приколами назвали в его честь. В общем — не жизнь, а сплошное надругательство. 

И решил хомяк все в корне изменить. Обрезание ему уже поздновато было делать, но кстати оказался у него знакомый в паспортном столе. Вот и пришел он к нему как-то вечерком на чаек и говорит:

— Все достало! Хочу паспорт поменять на фиг! Вот поменяю — сразу жизнь другая начнется. Только хомяком я уже быть не хочу — нету мочи больше никакой эти унижения терпеть.
Знакомый чаек прихлебнул и спрашивает:

— А кем же ты быть хочешь? Ты на себя посмотри — у тебя же на морде написано, что ты хомяк. Причем потомственный.

— А по фиг, что на морде, главное, чтобы в паспорте прописано было крупными разборчивыми буквами, что вовсе не хомяк я никакой. Не хомяк, а скажем петух. Петухи — им лафа пожизненная, их куры любят, и кур у них этих немеряно, опять таки шпоры с гребнем — чрезвычайно достойная птица. А если и спросят, от чего, мол, у тебя, петух, такая морда, так отвечу, что порода такая. Генноинженерная. Ну вроде как в Пиндосии такую специально вывели, чтобы в космос посылать.

На том и порешили. Справил знакомый хомяку новый паспорт, ну обмыли они это дело как положено, и идет хомяк, который вроде уже как бы и не хомяк вовсе, до дому. Задумался, да и перешел улицу на красный свет. Его, соответственно, сразу за грудки — и в КПЗ. У них, хомяков, с этим ужас как строго.

В КПЗ думали-решали, куда его, болезного, определить: к петухам — так мелковат будет, затопчут еще, к хомякам — так по паспорту, вроде, как не положено. Решили все-таки к хомякам…
Разные в камере хомяки сидели — кто тоже за неправильный переход улицы, кто за совращение малолетних, маньяки попадались, а кто и вообще за компанию. И вышла у них непонятка: вроде как и хомяк новоприбывший, а с другой стороны все же петух. Ну и порешили матерые хомячищи на сходке, что сидеть будет как хомяк, а в остальном оправдает паспортные данные. Кукарекать, правда, не обязали — и на том спасибо, но на этом поблажки и кончились.

Вышел хомяк с КПЗ сам не свой — походка изменилась, щеки отвисли — в общем, подпортился организм. Определили ему отбыть на химию. Я ж говорил: у них, хомяков, с правилами дорожного движения не в пример строже! Однако перед отбытием успел он навестить своего приятеля в паспортном столе, поведал свои беды и взмолился:

— Уж сделал ты одно доброе дело, да что-то не впрок мне это пошло! Сделай еще одно: вычеркни ты этого петуха к едрене фене! Не сдюжить мне больше петушиных обязанностей. А напиши меня конем. Животное благородное, сильное, его и обижать почем зря не смогут, а что рожей не вышел, так и лошадей Прживальского тоже в наших широтах мало кто видел. Опять таки конские нормы довольствия очень меня привлекают.

Сжалился паспортист — действительно, какая ерунда при его участии приключилась! Переправил он нужные бумажки, и отбыл наш хомяк на химию уже полноправным конем. Отбыть то отбыл, да по прибытии собрались уже другие матерые хомяки и стали очередную непонятку разруливать: как так — в КПЗ сидел петух, а тут приехал ну чисто конь! И порешили: днем — обязанности конские, по паспорту, ну а ночью уж не обессудь — по старинке. Про ночные хомяку уже все известно было, а днем его то в телегу впрягали, то воду возили, по воскресеньям же на тотализаторе заставляли выступать с большим позором. Одно спасало — среди лошадей по случаю затесались еще черепаха, пингвин и одноногий заяц, так что последним в забеге он редко приходил, но этот факт, собственно, оставался единственным утешением, потому как кормили лошадей чрезвычайно отвратно. Оно и ясно — все хомяки, заразы, разворовывали… Лошади же соплеменника сторонились и пугали им жеребят.

Откинулся хомяк с зоны сам не свой. Идет — еле ноги волочит, походка вся изменилась, щеки — до земли, иногда взбрыкнет, всхрапнет, попробует на галоп перейти, да свалится и минут по пять отдышаться не может. Здоровье, короче, ни к черту. Так и доплелся он до паспортного стола. А и тут облом — приятеля его за взятки и самоуправство в таможню перевели. Но до такой степени доведен был хомяк, что ломанулся он прямо в приемную с криком:

— Да вы посмотрите, как вы тут напутали: написали, гады, конь! А какой же я вам конь!! Букву перепутали, а жизнь попортили: я же кот, а не конь!!!

Начали разбираться — действительно, ерунда какая-то получается. Конь, кот — слова то похожие, и почерк неразборчивый. Извинились, компенсацию правда не выплатили, но надпись переправили.

Вышел хомяк, вздохнул спокойнее и побрел себе на помойку, к сродственникам. И тут — хвать его за шкирку мужик какой-то озабоченный.

— А это еще что такое? — спрашивает и недоуменно разглядывает со всех сторон, как бы прицениваясь.

«Ну все, — решил хомяк, — уж свезло, так свезло… Ему, наверное, дочке на день рождения подарить некого! Жмот, конечно, мог бы и на рынке купить породистого, ну да мне то чего жаловаться. Буду домашним, а там пусть хоть кастрируют — «Педи Грипал» и «Вискас» мне значительно важнее!»

— Я кот!!! — орет и паспорт показывает. — Просто приболел временно!

— Кот? — с сомнением покачал мужик головой, но, видать тоже в безвыходном положении находился — превередничать некогда было. — Ну кот так кот…

Так попал хомяк на кухню ресторанную. Ненадолго, правда, минут на тридцать. Потому как сделали из него блюдо с мудреным названием карпачо, которое через некоторое количество употребили крепко подвыпившие посетители. Поскольку употребляли они его под водку, то никаких вредных последствий от этого они не ощутили.

Вот такая грустная притча получилась…

Мораль у нее тоже есть, если кто не понял.

Рубрика:

Бредни Бредуна

| Тэги:

Комментарии закрыты