Вы здесь: Главная » МногоБукв » Бредни Бредуна » Плазма на елке

Плазма на елке

Как было отмечено ниже, скоро Новый Год. В связи с этим наступает массовое обострение всяческих заболеваний, сначала мозговых, потом — желудочно-кишечных.Ну, про последние — в свое время, займемся мозгом. 

В качестве вступления поделюсь субъективным жизненным наблюдением: не секрет, что чем организация больше, тем больше в ней скапливается всякого. Короче, полная аналогия с канализацией. Про государственные структуры не говорю — и сами они разные, и люди в них работают разные, обобщать не буду. Но вот что касается крупных коммерческих структур, особенно же это касается представительств всяческих до безобразия разросшихся иностранных компаний, то тут картина вырисовывается достаточно определенная.
Всякая уважающая себя коммерческая структура должна пройти три этапа развития:

1. Трое сурового вида мужиков со следами небритости жрут подгоревшую яичницу на донельзя загаженной кухне, посреди стола на газете «Из рук в ноги» стоит древний телефон, перехваченный для надежности изолентой. Суровые мужики продают то, чего не то что не имеют, так и в глаза не видели. Иногда у них это получается и тогда, высунув язык от напряжения, они одним пальцем на взятой напрокат пишущей машинке печатают платежки.

2. Трое сурового вида мужиков снимают офис, покупают факс и компьютер. Теперь они снова ходят на работу, теперь уже другие суровые мужики звонят им, в надежде продать ихнее барахло. Постепенно в штате появляются бухгалтер, девушка неопределенных достоинств для подачи кофе в критические моменты, затем в три могучие головы приходит одновременно одна и та же немудреная мысль, что, мол, крупные состояния можно нажить только чужими, то есть наемными, руками. Офис преумножается количеством комнат, на работу принимаются многочисленные еще не спившиеся родственники, одноклассники и прочие знакомые. Фарт прет, контора жиреет, и уже на планерки приглашается уже не весь личный состав, а исключительно начальники отделов. Трое сурового вида мужиков становятся соответственно генеральным, финансовым и коммерческим директорами. Где-то в конце этого периода происходит судьбоносный факт возведения конторы в ранг представителя Очень-Большой-И-Могучей-Транснациональной-Корпорации.

3. Трое сурового вида мужиков заняты решением вопросов, не требующих их непосредственного участия в процессе. В общем, часть персонала даже не подозревает, как выглядят их работодатели. А процесс набора сотрудников все продолжается, в штате оказываются знакомые знакомых и просто пришедшие по объявлению. Короче, штат вбирает в себя всю ту пену, которую с негодованием отрыгнули госструктуры за ненадобностью, а госструктуры, при всей своей отвратности, ничего хорошего стараются за борт не выбрасывать. И является миру дикий конгломерат: сверху и в середине все еще более-ли-менее нормально и сообразно — и люди там милые, и вопросы худо-бедно решаются, а вот на роли исполнителей собираются, в общем то, любопытные персонажи. Им устраивают семинары и тренинги, кастинги и фистинги, учат говорить по английски, однако добиваются лишь образованной некомпетентности. Все это осложняется крайне высоким (в зависимости от громкости брэнда) самомнением. Так и получается: чем громче брэнд, тем гуще пена.

К слову замечу, что с представителями вышеназванных контор я стараюсь не общаться, и уж ни в коем случае не работать — уйдешь без денег с дырявым мозгом. Это еще круче, чем с бюджетными организациями. Но не всем везет как мне. Есть в нашем славном городе контора, приторговывающая кроме прочего плазменными панелями. В последнее время спрос на эти мегацацки, позволяющие наблюдать прыщи на физиономии Бритни Спирс размером с кулак Николая Валуева, существенно возрос. Что свидетельствует о неуклонном росте благосостояния чиновников и народных избранников.

Собственно продажами занимается в конторе конкретный человек. Ну назовем его для определенности Василич. Конкретность его заключается в олимпийском спокойствии, закаленном в битвах с потребителями плазменных панелей. Трудно его чем-то удивить, ан и все равно, случилось. Звонят ему из представительства ни-хухры-себе-мухры самой Кока-Колы. Ну которая лучший друг детей после дедушки Ленина и лучший поставщик запивки для крепких напитков. Той самой, в которой газики, и благодаря которой америка впереди планеты всей. Также упомяну, что есть у этой самой колы такой обычай: перед каждым Новым Годом они сажают на паровоз своего буржуйского Санта Клауса и запускают его в телевизор. Санта Клаус чалит по городам и весям на паровозе, дудит и дружно всем наступает Новый Год. То есть сначала было темно и сиро, бодун и пять баксов до получки, водки много, а запивать нечем, а потом — бах — электричество дали, паровоз дудит, дети визжат и хлебают пузырящийся напиток прямо из горлышка, частично примерзая к бутылке. Дебильный ролик, изготовленный дебилами для дебилов — и такое единство случается в нашем пока еще несовершенном мире.

Но к делу. Как выяснилось из беседы, белорусское представительство этой самой колы, возжелало плазменную панель. Естественно, самую большую и дорогую. Потому что надо. Чтобы всенепременно показывать всем, у кого телевизора там нету по бедности, или кого просто на голубой экран тошнит обильно, свой гениальный новогодний ролик. Ну про который я рассказывал.

Дело святое, продвижение торговой марки — наше втсе. Василич проникся проблемой, сделал рождественскую скидку, недрогнувшей рукой выписал счет. Однако, будучи человеком предусмотрительным, он осведомился, не нужен ли столь почетному покупателю собственно крепеж для приобретаемого дивайса. Кола, без малейшего напряжения извилин, ответила, что крепеж просто не нужен. И вообще ничего не нужно — нужна просто панель, а втюхать прочие ненужные железки им не получится. Василич, привыкший в решении вопросов к полной ясности, осведомился с предельной вежливостью, а как, собственно, предполагается употреблять устройство. Как ответственный продавец, он честно предупредил, что в случае положения на пол, прислонения к стене, а также будучи погруженным в жидкость, устройство функционировать должным образом не будет. Ответ достоин цитирования:

— Не волнуйтесь, мы его будем на елку вешать. В гипермаркете «Корона».

Отбой. Короткие гудки.

Василич напрягся, представив себе елку, пригодную для вывешивания плазменной панели весом в два с половиной пуда в качестве игрушки. В голову настойчиво лезли сибирские леса, вековые сосны и почему-то елка на Красной Площади. Отвергнув сибирь и сосны, а также соотнеся местоположение гипермаркета «Корона» и Красную Площадь, Василич вечером предпринял вылазку в указанный гипермаркет, потому как ответственность продавца и природная любознательность не дали ему проехать мимо. Внимательно оглядев чахлого питомца еще не проданного за долги лесхоза, дрожащего на гипермаркетовском сквозняке замореной пестицидами хвоей, Василич сказал: «Хе!» и стал ждать звонка.

Звонок воспоследовал. Не буду утомлять перечнем бессвязных коловских претензий. Скажу только, что по смыслу они чрезвычайно походили на звуки лопающихся пузырьков. Деловито объяснив, что в комплекте с плазменной панелью идет собственно плазменная панель, Василич выписал притихшей Коле счет на крепеж.

Хмурым декабрьским утром он поведал мне эту печальную историю. Задумчиво затягиваясь сигаретой, он произнес:

— Интересно, куда они все это подключать будут… Кабели в комплект тоже не входят… А там метров тридцать тянуть… Жду звонка…

Висилич не только ответственный и любознательный — он еще и умудренный опытом человек. Я ему верю.

Рубрика:

Бредни Бредуна

| Тэги:

Комментарии закрыты