Вы здесь: Главная » МногоБукв » Бизнес Бредуна » МногоБукв » Непутевые заметки » Московский анабазис

Московский анабазис

Непростые жизненные коллизии толкнули меня, домоседа и ленивца, на отчаянный шаг – поездку в Москву на 25 января.

Вкратце предыстория для тех, кто не читает всех постов (и правильно делает): в «Дусе» кончился один расходник, ну для определенности назовем его нерусским словом «девелопер», и под угрозой остановки своего горячо любимого свечного заводика на неопределенное время, я был вынужден оторвать таки свое седалище от кресла и направиться в бывшую столицу моей родины.

1. Приготовления

Я человек неосновательный и даже легкомысленный, но пугливый. В этот раз трусость взяла верх, и к поездке я попытался подготовиться. Для начала я обзвонил московские конторы в поисках добычи, дабы не шататься как неприкаянному, а четко ехать по указанному адресу. Поскольку обзвон носил лихорадочный, местами спазматический характер, более того, производился после 16-00 по московскому времени в пятницу, никаких внятных результатов он не дал. Ладно. Пришлось долго и нудно распечатывать координаты фирм, взятые с сайтов, включая схемы проезда и пути отхода. Заодно была распечатана и схема московского метрополитена. В двух экземплярах. Из своих прошлых визитов в Москву (а было это более чем 10 лет назад), я твердо уяснил, что для москвичей и гостей столицы метрополитен – это «наше втсе». Как показала практика, с годами ситуация только ухудшилась.

Далее начался диалог с жабой.

— Жабонька, тебе не кажется, что платить сто баксов только за проезд несколько накладно, особенно если учесть, что стоимость искомого товара составляет 120 долларов?

Жаба утвердительно промычала. Ей вообще была глубоко противна сама идея поездки. То есть с учетом возможности утраты потенциальной прибыли она, конечно, с ней соглашалась. Но при этом ее просто мутило от мысли о стоимости билетов.

Развивая достигнутый успех, я продолжил:

— Так может уж ехать так ехать. Так сказать, затаримся по полной, гульнем по буфету. Чтобы стоимость билетов канула по сравнению с общими мегатратами. А? Всякого там полезного фотооборудования посмотрим… Может, что и купим. Хоть и планировался свет к покупке к концу января, но уж раз такой случай подворачивается… Хоть посмотрим, что там за свет такой… Ну если не свет, то хоть вспышечку 580-ю купим… И объективчик какой… В Москве то дешевле будет… Да и просто будет, а не под заказ на неопределенный срок… А?

Жаба ответила. Что – приводить не буду. Много бессвязных нецензурных выражений, несколько предлогов и союзов – так, лирика. Наконец, уломав ее на «только посмотреть, если время останется», в поездку были взяты все деньги, до которых я смог дотянуться. В качестве компромисса пришлось согласиться на плацкарт – туда и купе – обратно. Поскольку туда я поеду с одним чемоданчиком и относительно бодрым, а обратно – неизвестно с чем и наверняка уставшим. Опять таки в купе «мешочники» не ездят, значит, случись мне приобрести что-то объемное, с помещением груза особых проблем быть не должно.

2. Отбытие

Туда я добирался на фирменном поезде Минск-Москва №8 Минского формирования. Плацкарт мне достался боковой, что оказалось плохо. Дело в том, что я просто тупо там не помещался. В результате промаялся всю ночь в каком-то скрюченном полубреду, и в Москве оказался в 6-20 невыспавшийся и с ломотой по всему организму. В остальном поезд понравился. Во-первых, было нереально чисто, во-вторых, не было мешочников, и вообще вся поездка прошла на удивление чинно и благородно. Неизгладимое впечатление произвело табло над туалетом с указанием вагонной температуры и полезной надписью «Туалет занят» — «Туалет свободен». Еще было не жарко и не холодно, а в самый раз, и так всю дорогу, чего я уж никак не ожидал. Короче, достойно. Порадовали. Я даже подумал, что за те годы, в течение которых я не пользовался услугами железнодорожного транспорта, в нем произошли радующие существенные изменения.

Итак, в 6-20 я ступил на московскую землю. Первое, что меня неприятно поразило – метель и -6 за бортом. Это при том, что из Минска я отбывал при благостных +6.

Проследовав на площадь белорусского вокзала, я внимательно огляделся, облегченно вздохнул, и принялся набраться впечатлений.

3. Интерлюдия

Мой облегченный вздох объясняет моя предыдущая поездка в Москву, случившаяся очень давно, в девяносто каком-то. Тогда за время следования поезда из Минска в Москву в России произошли некоторые волнения, вылившиеся впоследствии в обстрел товарищем Ельциным Белого Дома из танков. Однако мне, мирно спящему на верхней полке, доложить забыли, и поэтому БТР с задранной пушкой в самом центре абсолютно пустой площади белорусского вокзала оказался для меня и остальных сошедших с поезда некоторым откровением. В остальном день тогда прошел весело и незамысловато: я погулял в составе толпы борцов за демократию по улицам, издали уяснил преимущества танкового вооружения в городской черте, понаблюдал за красиво горящим Белым Домом, и вообще порадовался за безоговорочно победившую демократию. В те юные времена я еще верил в правильность этого нелепого сочетания букв и не подозревал, что на практике все не так радужно, как представляется.

4. Первые впечатления

Задумчиво побродив окрест вокзала, я сделал несколько интересных для себя выводов:
А) обменников только на одной улице, прилегающей к вокзалу, больше, чем во всем Минске;
Б) половину торговых точек в 6-20 работают;
В) окружающая меня действительность жутко по форме и содержанию напоминает мне Комаровский рынок до реставрации – разномастные киоски с минимальными проходами между ними, лед не чистят, очень грязно. Правда, в отличии от Комаровки старого розлива, тут все происходит прямо на тротуаре, по которому пытаются перемещаться люди;
Г) Бомжи и всякая прочая дикая публика кишат;
Д) Как-то диковато.

В вокзальном туалете (их, кстати, два – один в кафе, второй – на втором этаже – довольно оригинально) в кабинке прочел изумительную надпись: «Путин продает страну! Наша родина – СССР». Порадовался такой свободе печатного слова и месту его изъявления.

5. Программа-минимум

Сталкиваясь с людьми по приведшим меня в Москву делам, не могу не отметить вполне сочувственного и человеческого отношения – все вопросы, даже самые тяжкие, как-то решались. Не затрагивая всякие коммерческие тайны сообщу, что уже в 10-00 стал обладателем вожделенного девелопера и выполнил программу-минимум.

Получение девелопера также добавило интересных картинок. Сам товар покупался на солидной фирме, занимавшей целый этаж в пределах первого транспортного кольца, что, насколько я понимаю, по московским меркам немало. Ну там факсы-ксероксы-охрана и прочая лабуда, обычному человек вовсе не нужная. Получить же предлагалось на местном складе, находящемся в том же здании в подвальном помещении. Контраст был разителен: по полутемному подвалу среди наспех сколоченных из необструганных досок стеллажей бродили три долговязые подростковые фигуры. Фигуры незатейливо матерились, обменивались только им самим понятным шуточками, ржали. Они занимались поиском. Дело в том, что передо мной образовалась очередь из двух человек с накладными на получение. Не скажу, чтобы накладные отличались количеством позиций, но поиск каждой детали проходил долго и основательно. Кладовщики рылись в каких-то наваленных коробках, изредка куда-то звонили – очевидно, просили помощь зала, тщетно пытались вспомнить как хотя бы выглядит искомое. Иногда они со вздохом разворачивали какие-то замасленные свитки, шевелили губами и опять удалялись в подвальный полумрак.

В общем, зрелище занимательным, особенно если учесть, что юноши, видимо, были из одного инкубатора, так что не только фигуры, образ мыслей и гортанные полувскрики-полувсхипы роднили их, но даже походка. Казалось, что нескладное тело сейчас безнадежно упадет вперед, однако в последний момент с характерным подшаркиванием выставлялась долговязая конечность в обувке 50 размера, и тело обретало временное равновесие. Фирма с лица и фирма со склада – две большие разницы, доложу я вам.

6. Как я свет покупал. Часть 1

Воспользовавшись временной контузией жабы глубиной московской подземки, по сравнению с которой минская выглядит как система ходов крота-переростка, предпринял бросок на фирму «АМД-фото». Фирма хоть и проживает в подвале, произвела благоприятное впечатление. Рекомендую. Светом там заведует некто Тарас Труханов, человек милый и обходительный.
Не приходя в сознание, совместно с ним был составлен список на внушительную (для меня, по крайней мере) сумму. После чего меня слегка оглушили фактом, что света в данный момент нет, но к двум ждут машину.

Пришлось понимающе улыбнуться. В Минске пресловутыми машинами меня лечат всю жизнь. Их постоянно ждут, они не приезжают, застревают на таможнях, ломаются – короче, с ними вечно происходят всякие нелепые вещи, приводящие к тому, что сроки не выдерживаются никогда.

Пришлось покивать понимающе головой и смириться с мыслью, что список так и останется списком.

Далее ждала еще одна милая неожиданность. К моноблокам планировались к покупке софтбоксы. Ну это что-то вроде ящика такого, на лампу навешивается. Короче, не важно. Важно то, что между собственно светильником и софтбоксом нужен переходник – металлическое колечко ценой в 7 баксов. Так вот колечек то и нет. Правда, есть они на одной фирме, координаты которой мне и выдали.

Размышляя над тем, сколько еще человек до меня отправляли по указанному адресу, выдвинулся. Фирма оказалась далековато. Колечки купил, причем персонал несказанно удивлялся невиданному ранее спросу на сей диковинный товар. Позвонил в АМД, готовя себя к выслушиванию очередной истории про пропавшую машину. Ан нет! Машина разгружалась и предложено было прибыть за товаром.

Исполнившись хитрости, я решил забрать свет по пути на вокзал. Действительно, не в камеру же хранения его переть?! О своем мудром решении я и сообщил продавцам света, пообещав быть у них где-нибудь в половину шестого, дабы потом неспешно проследовать на семичасовой поезд. Все их возражения, что, мол, приезжать надо не позже пяти я отмел как несостоятельные, глянув на карту метрополитена. Действительно, от станции «Беговая» до станции «Белорусская» по прямой было сантиметров пять. А по кривой, на метро – три остановки с одной пересадкой. Но кто же ездит на метро с тяжеленными сумками? Я ж поеду на такси, как умный и богатый Буратино…

7. Вторые впечатления

Посему я и отправился к своему старинному другу, с незапамятных времен обосновавшемуся в Москве и промышляющему торговлей мягкими игрушками в особо крупных размерах. Можно сказать, уже коренному москвичу. Путешествие проходило по линии метро от Сокола до — то есть практически из конца в конец, с заездом по ходу в «Детский мир» на предмет новогодних подарков наследнику.

«Детский мир» поразил мой провинциальный взгляд:
А) размерами;
Б) отчего то небольшим количеством покупателей, несмотря на грядущие праздники;
В) хамством продавцов;
Г) упорными нежеланием обменных пунктов принимать мои доллары.

По поводу последнего пункта поясню особо. Поскольку, как я уже упоминал, в поездку хватались все деньги, до которых только могли дотянуться шаловливые ручки, схвачена была неизвестно как подвернувшаяся пачка пятерок. Так вот эту несчастную пачку менять просто отказывались. Наотрез. Наконец, в обменном пункте какого-то банка вздохнули и взяли по какому-то специальному грабительскому курсу. Есть мнение, что меня надули как воздушный шарик. И правильно, так мне и надо.

Вообще, отношение к зеленым деньгам в Москве достаточно презрительное. Принимают с неохотой и вздохами. Короче, рубль рулит так, что отцам социализма и не снилось.

Нарисовавшись в офисе друга и изложив ему свои приключения, я получил положительные эмоции от встречи, точное определение моего нынешнего состояния и ценный совет.

Определение сводилось к фразе «Ты Москву по Минску не меряй», а совет: бегом бежать за светом. Потому как такси от Беговой до Белорусского вокзала может ехать час. Может два. А может и три. А может и не приехать вообще – так у них все в этом плане запущено.

И я помелся.

По мере метения опять таки набирался впечатлений:
А) Стаи бродячих собак в подземных переходах произвели впечатление. Причем собаки были достаточно большие, хотя и грязные.
Б) Езда в метро на длинные расстояния убаюкивает и надоедает.
В) Объявления в метро «Регистрация. Прописка», «Права», «Техосмотр», «Больничные листы», висящие просто в массовом порядке наводили на мысль о крае непуганых…
Г) Пробки в Москве есть везде, даже за пределами центра.

6. Как я свет покупал. Часть 2

А в подвальчике было людно. Отстояв очередь из двух человек, я таки получил свое. Когда внушительная горка нарисовалась у ног, у меня все упало. Горка включала в себя:
А) Чемодан титанических размеров, правда с ручкой и на колесиках собственно с осветителями;
Б) Длинная узкая коробка с дополнительными стойками – тяжелая, зараза, и по длине с лыжи;
В) Легкий упакованный в круглый пакет фон. Минус один: чтобы он не волокся по земле при переноске, руку предполагалось сгибать в локте.
Г) 2 набитых всякими насадками пакета.
Д) Сумка через плечо.

Рук у меня было две, причем одну предполагалось занять титанической сумкой…

На мое робкое блеяние про машину персонал «АМД-Фото» дружно рассмеялся мне в лицо и вынес однозначный вердикт: только метро.

И я пошел… Поскольку времени было вагон, не торопясь. Каждые пять метров у меня был привал, частенько с перекуром. Сумка на колесиках весело катилась по ровной местности, однако по ходу нарыли эскалаторов, ступенек и самозакрывающихся дверей. Хорошо хоть в метро пустили – наверное, и не такое видали… На станции, где я делал пересадку, должна быть установлена мемориальная доска: «Здесь под грузом счастья подыхал человек».

Но жадность берет города – я все-таки добрался до Белорусского вокзала.

7. Это счастье – путь домой

На вокзале ждала последняя засада. Дело в том, что по прибытии в Москву некоторое количество абсолютно ненужных мне в городе вещей я упаковал в пакет и сдал в камеру хранения. Теперь предлагалось их забрать. Буду краток: камера хранения находится в подвале. Лестница составляет 26 ступенек… По мемориальной доске на каждую!!!!!
Вывалившись на перрон, не нашел в себе силы ползти еще в зал ожидания. Так и стоял 50 минут в метели, медленно превращаясь в сугробную композицию «Тяжела жизнь фотографа в средней полосе».

Вокруг меня тоже кучковались сугробы со всяческой объемистой ручной кладью. 50 минут я уверял себя, что нам с ними не по пути. Ан нет, по объявлении поезда, вся скульптурная группа ломанулась к составу.

Как я уже упоминал, обратно я взял билет на 36-е место поезда Москва-Калининград. Было упущено два момента:
1. 36 место – это верхняя полка в купе, примыкающем у туалету;
2. Этим же самым поездом, очевидно, осуществляется снабжение всей Калиниградской области, зажатой в кольце Евросоюза. Снабжение осуществляется исключительно путем перемещения ручной клади инициативными гражданами.

Но мне повезло – я попал в купе первым и успел запихнуть мою неподъемную сумку в рундук под нижней полкой, а остальное барахлишко пристроил наверху. За мной в купе явились две тетки, каждая весом пудов по десять. За ними в полумраке коридора просматривались шеренги баулов с добром, которые тетки принялись сноровисто затосовывать в купе. Моя сумка особых возражений не вызвала и тут же была плотно обложена пакетами с колготками, против чего я не протестовал. Через пять минут все багажные места были распределены, пару не поместившихся сумок пристроились в проходе. Не успели тетки вздохнуть спокойно, как двери купе опять взвизгнули и нарисовался наш четвертый попутчик с провожающим. Оно и понятно, что с провожающим – один он бы столько багажа до поезда не донес…

И началась битва за место под солнцем. Припоздавший требовал свою долю пространства, тетки грудями завалили проход и стояли насмерть. В свидетели призывались безучастная проводница и так и не появившийся начальник поезда. Лишь отбытие погасило конфликт, поскольку мужик, лишившись провожатого, остался в меньшинстве и был вынужден пойти на попятный.

Началось умещение багажа. В итоге он занял все мыслимое пространство купе и возвысился до моей второй полки. Внизу скорчились бывшие противники. Долго в таком состоянии они не выдержали и достали водку. Праздник продолжался часов до двенадцати, сопровождался хоровым хаем районной, областной и прочих администраций, клеймения Путина и иже с ним, а также ностальгирования по совдепии. Теперь стало понятно авторство вышеприведенного туалетного опуса. Я окопался на втором ярусе, вдыхал ароматы и даже перестал вздрагивать от хлопанья двери в туалет. Журчание мочи за стенкой добавляло пикантности. Ко всему этому температура в купе установилась такая, что бодрило до полного отмерзания ушей.

Кое-как доживя до 4-40, я попытался эвакуировать багаж. Попутчики спали и храпели на троих жуткими басами. Отчаявшись их разбудить, я в отчаянии выгрузил половину купе в коридор и добрался до нижней полки. На полке незамутненным сном спали 130 килограммов живого пьяного веса. Без всякого пиетета перевалив спящую на соседнюю полку (она даже не сделала попытки проснуться), я извлек из колготок сумочку и отбыл из проклятого вагона восвояси, оставив за плечами разруху. Не раскаиваюсь ни грамма.

Вот, собственно, и все. Наш Минский вокзал после Белорусского показался каками-то гостем из будущего. Сновавший по перрону таксист за какие-то смешные деньги мало того что довез до дому, так еще и помог донести половину багажа.

И небо было в алмазах.

8. Итого

Вкратце: Москва – это большой Комаровский рынок. Жить там не хочу, но затариваться полезно.

Все.

Комментарии закрыты