Вы здесь: Главная » МногоБукв » Бредни Бредуна » ЪЛаримда или Вивараульчег кинематографический

ЪЛаримда или Вивараульчег кинематографический

— Улетел? – мрачно спросил Фидельчег вошедшего в кабинет Раульчега.

— Угу… — ответил Раульчег устало.

— Подарки хоть привез?

— Да так, по мелочам: пять тонн сахара, бусы, «Искандер» без мануала и кино.

— Что за кино? Хоть про войну? – заинтересовался Фидельчег. – А то вторая серия про ихний пьяный новый год не впечатлила.

— Про войну, — успокоил Раульчег. – Только что сняли. Блогбастер. «Адмиралъ» называется.

— Что у тебя за акцент такой появился провинциальный, — поморщился Фидельчег и передразнил – Адмиралъ… Адмирал надо говорить… Нет, рано тебе еще публично выступать, ох, рано….

Всю дорогу до кинозала Раульчег отрабатывал правильное произношение, а нахальный попугай, увязавшийся следом, бесстыдно его передразнивал.

У самых дверей Раульчег спохватился:

— Да, забыл сказать: фильм то не дублированный. То есть вообще.

— Ничего, — Фидельчег прошел в зал и сел на первый ряд. – Разберемся.

Свет погас. Раульчег, воровато оглянувшись, захрустел попкорном. Фидельчег с укоризной поглядел на молодое поколение и достал из кармана пригоршню семечек. За этими манипуляциями самое начало фильма как-то проскользнуло мимо, однако последующие события, происходящие на экране, плотно привлекли внимание зрителей. Из зеленой толщи воды, со дна какой-то речки всплывал неопознанный мужик в нижнем белье. Он выбрался из проруби в виде креста, оделся в адмиральскую форму и расстегнул верхнюю пуговицу.

— Мистика что ли? – спросил Фидельчег, глядя, как свежевсплывший адмирал как-то задом забирается в вагон и отбывает в неизвестном направлении в компании с особой женского пола.

— Боевая подруга, — определил Фидельчег наметанным глазом. – Нет, не сложится у них.

Раульчег хрустел попкорном. Действие на экране меж тем дало скачок вбок: безногий военный щуплого телосложения со смутно знакомым лицом в окружении соратников грелся у печки.

— Летчик… — предположил Фидельчег.

Затем зрителям продемонстрировали пилу, и вот уже щуплый военный купался в проруби, притом на лошади.

— Пришили… — озадаченно пробормотал Раульчег.

— Микрохирургия! – пояснил Фидельчег. – Дальше про врачей, наверное, будет.

Всплывший военачальник между тем прибыл куда-то, где его с громадным энтузиазмом встретили части регулярной армии. Боевая подруга была разжалована медсестрой в лазарет.

— Я ж говорил, — удовлетворенно заметил Фидельчег. – Не сложилось. Про любовь кино, точно говорю.

Однако дальше кино пошло на некоторое время сугубо военное. Адмирал всех победил в рекордно короткие сроки и оказался в каком-то портовом городе. Особое впечатление на зрителей произвела демонстрация залежей утопленников. В следующих кадрах утопленники бодро выстраивались на палубе корабля.

— Точно мистика, — поморщился Фидельчег.

Однако следующая сцена с выпрыгиванием прямо из воды золотой сабли прямо в руки главного героя оставила его довольным. Выглядело жизненно и поучительно.

— Сказка! – уверенно сказал Фидельчег. – Сейчас он этим золотым мечом им наведет…

Что именно должен был навести адмирал по мнению Фидельчега, так и осталось неясным, однако образ золотого оружия остался в его памяти.

Поэтому когда адмирал встретился с каким-то непонятным усатым военным с книжкой и подарил тому на память какую-то картинку, Фидельчег причмокнул:

— А меч-то себе оставил… — Очевидно, что в его мозгу сюжетная линия уже сформировалась, и золотому мечу в ней отводилась немалая роль.

Лирическая линия также удовлетворила Фидельчега: непонятной боевой подруге главный герой предпочел почтенную женщину с ребенком и жилплощадью, а надоевшую воздыхательницу подарил подчиненному.

— Это правильно, — одобрил Фидельчег.

В финале, как и положено, добро и зло схватились не на шутку. Адмирал плыл на каком-то небольшом кораблике, как вдруг из-под воды вынырнуло что-то многотрубное и многопушечное. Однако экипаж, помолившись (тут Фидельчег скривился), пустил адмирала к пушке, и тот прицельным огнем прогнал врага в туман. Затем кораблик с адмиралом поплыл в противоположном направлении, выуживая мины из воды и бережно складывая на палубе.

— Не убедительно, — отметил Фидельчег, тщетно пытавшийся рассмотреть флаг на вражеском корабле. – Надо было топить.

— Так вторая серия, наверное, будет, — предположил Раульчег.

— Да, — согласился Фидельчег. – Тем более что тема золотого меча не раскрыта.

И, помедлив, добавил:

— Как, впрочем, и ряд других тем.

Уже на выходе из кинозала не на шутку задумавшийся Раульчег спросил у старшего брата:

— И все-таки объясни: про что фильм то был?

Фидельчег неторопливо раскурил сигару и, глядя на закатное солнце, ответил цитатой из классиков:

— Сдается мне, что это была комедия…

Комментарии закрыты