Вы здесь: Главная » МногоБукв » Бредни Бредуна » «Косынка»

«Косынка»

В последнее время частенько встречаюсь в фильмами по мотивам компьютерных игр. А чем плоха «Косынка» для кинематографического воплощения?Значит, дело было так. Выпустил Микрософт очередной кривой апдейт для своей винды. Антикризисный такой апдейтик вышел: трафик экономит, картинки не грузит вообще, электроэнергию экономит принудительно. Все, короче, дружно заапдейтились.

Крупный план: на экране ползет полосочка апдейта. Камера переезжает, вид из окна, мимо окна пролетает с последним воплем очередной брокер. Камера разворачивается: в большом помещении, разделенном на маленькие кормушки, весело хрюкает офисный планктон у своих компов. Заметно, что апдейт производится у всех централизованно.

И тут после апдейта выясняется пренеприятная мелочь: перестала складываться «Косынка». Вообще. Следуют кадры снующих по монитору карт, крупные планы ломающихся в хрупких пальцах карандашей, сердитые кулаки лупят по клавиатурам. Планктон, короче, занервничал, потерял уверенность в завтрашнем дне и заряд бодрости. Все поголовно погрязли в «Косынке» и ни у кого не складывается, хоть ты его убей.

Вот уже и авиадиспетчеры включились в общее соревнование, энергетики всякие, даже МЧС – и то задело. Самолеты падают, АЭС взрываются, на фоне разрушенного города и массовых стонов из-под обломков Шойгу кусает губы перед разложенным ноутбуком. Не складывается, короче!

Ну на фоне всей этой катавасии развивается не по-детски простая человеческая драма в одной отдельной взятой семье. Истомленная борьбой с «Косынкой» супруга – типичная представительница офисного планктона, не того, который на ресепшине, а который в забое кует свое капиталистическое счастье: худая, в очках и чахоточным кашлем – так вот, супруга вынуждена брать работу на дом. И продолжает неравное сражение с «Косынкой» глубоко за полночь.

Супруг, как и положено, Хабенский, не пользуется, сцуко, лицензионным программным обеспечением и поэтому апдейта получить еще не успел. И по жизни «Косынке» он предпочитает высокоинтеллектуальные игры типа LA2, а также с удовольствием, но неизменными моральными терзаниями, заводит случайные половые связи и распивает спиртные напитки в свободное от всего остального время. И вот как-то после очередной половой удачи возвращается наш герой домой, весь в моральных метаниях и угрызениях, с трудом попадает ключами в замочную скважину – и что видит? Видит свой очкастый домашний очаг согбенный над монитором. В доме непорядок – это видно невооруженным глазом. Вместо заслуженного скандала – томительное молчание, тиканье ходиков со сдохшей кукушкой и лихорадочное щелканье мышью на кухне.

И вот нетрезвый, но томимый чувством вины, Хабенский решает помочь супруге. Но «косыночка» не складывается и у него, и это не смотря на явственно выраженное высшее образование на его благородном истомленном метаниями челе.

Задав себе совершенно законный вопрос «С хрена ли?», Хабенский, как и положено, ночью отбывает в свой офис – грязное помещение, густо уставленное мониторами, джойстиками и прочими мегадевайсами и – бац! – зловредный пасьянс складывается с первой же попытки.

И вот тогда Хабенский понимает, что все, писец, галактего в опасности. Он недрогнувшей рукой заходит в Интернет (на мониторе – столбики цифр, потому что… Ну, просто умный очень Хабенский, чего скрывать то?) и понимает что, да. Оно.

Из телефона-автомата (чтобы враг не подслушал) глухой ночью (да, ночь все продолжается) Хабенский срочно созывает лучших друзей, с которыми он в свое время провел немало увлекательных лет во всяких точках с различной температурой. Друзья, как и положено, тут же приезжают на танке, и они срочно летят в самую Америку, чтобы из Главного Офиса Микрософта отапдейтить апдейт обратно и вернуть людям «Косынку», доступный доширак и цены на нефть.

По пути они летят на самолете, потому что у танка мало бензина. В самолете, что характерно, только они, женщины, дети, танк и пилот с ноутбуком, на котором установлена… Правильно, «Косынка». В общем, пилот по ходу впадает в пасьянс, самолет входит в штопор, но Хабенский вспоминает о своих детских успехах игр на авиасимуляторах и сажает бестолковый агрегат прямо перед Главным Офисом Микрософта под плач женщин и недоуменные вопросы детей: «С хрена ли?».

Далее следует непродолжительный, минут на сорок, бой с превосходящими силами противника: национальной гвардией США в концептуальных черных лосинах, расформированной Таманской дивизией, а также специальным отрядом камикадзе с катанами и черных опять таки лосинах на босу голову. Силы явно неравны, друзья Хабенского, совершая эпические подвиги, выбывают из битвы добра со злом: кто в бетономешалку попал, кто попкорном обожрался, кто продался своевременно за большие деньги.

Последний Самый Главный Друг, весь в кровище, с поломанными руками, остается прикрывать отход и уходит навстречу атакующим цепям, стуча деревянной ногой и сжимая в зубах гранату. Хабенский с Самой Главной Дискетой 5,25 садится на самолет, которому в последний момент шальная пуля пробивает бензобак, и улетает, сбивая заклиненным шасси голову Статуи Свободы. За ним – небольшенький, килотонн на тыщщу ядерный взрыв.

Роняя драгоценные капли дизельного топлива и отстреливаясь штатными средствами от перехватчиков, огибая ракеты типа «земля-воздух», герой сажает израненную машину на главном аэродроме страны – Красной площади. Это все потому, что второй Самый Главный Компьютер установлен точнехонько в Мавзолее, и вообще Мавзолей специально для этого построили, это потом уже жильцов набрали, чтобы хоть как-то аренду отбить. Все это по страшному секрету сообщает Хабенскому секретарша, спасенная им из мирового катаклизма и увязавшаяся на халяву полетать на самолете. Секретарша политкорректно афроамериканка и похожа на Кандолизу Райс до получения образования.

И вот так, вдвоем, они и добираются до Мавзолея во мраке Красной Площади. Потому что ночь, как вы сами понимаете, продолжается. Под дедушкой Лениным обнаруживается офигенных размеров компьютер типа минифрейм, без монитора, но с часами и дисководом. Часы, что характерно, ведут обратный отсчет, и времени спасти галактику практически не остается. К тому же дисковод, как на грех, оказывается трехдюймовым, что создает известные трудности. Внезапно набежавшие Путин, Валуев и Вассерман принимаются демонстрировать приемы восточных единоборств, и еще минут двадцать приходится их закатывать в вакантные ниши в Кремлевской стены.

За секунду до «Времени П» Хабенский, весь в порванном камуфляже и со следами рукоприкладства на небритом лице, все же исхитряется дрожащими с бодуна руками засунуть дискету в дисковод. Часики останавливаются. Писец проехал мимо на трамвае.

Занимается заря. Хабенский в обнимку с афроамериканкой идут по Красной площади, сообщить супруге героя, что семья у них отныне будет шведская.

Финал? Хрен!

Финальные кадры: в квартире Хабенского истомленная бесконечной ночью супруга продолжает терзать мышку. Камера наезжает на монитор: упс! «Косынка» сложена! И в это время раздается характерный «Шмяк!», брызги кровищи и сиротливо падающие на пол очки с толстыми стеклами. Шведская семья – это не наш метод!

Часы в опустевшем Мавзолее делают «тресь» и падают на пол. Дедушка Ленин открывает глаза и с характерным прищуром смотрит вверх.

Не спрашивайте, какую траву я курю! Я ее ем!

Рубрика:

Бредни Бредуна

| Тэги:

Комментарии закрыты