Вы здесь: Главная » МногоБукв » Бизнес Бредуна » Девелопер. The End

Девелопер. The End

Всякая история, в том числе и самая дурацкая, обязана иметь свой конец. Настало время поведать окончание идиотской истории про девелопер.

Итак, свинский год я встретил у раскуроченный машины, имея на руках меньше чем ничего: четыре напрасно, как мне казалось, замененных и погубленных девелопера и еще один чужой, также не вынесший близкого знакомства с моей машиной.

Тяжело вздыхая, я снял чужой блок проявки с машины, прикидывая, какими словами я буду оправдывать свой, безусловно, истинно свинский поступок перед хозяином девелопера. Осмотрел снятый блок, и тут в моей душе родились смутные сомнения: девелопер, еще 50 копий назад бывший ярко-синего, прямо таки кислотного цвета, был практически черным. В дальнейшем все окончание истории про девелопер – это просто череда самых смутных сомнений.

Без некоторого отступления не обойтись: девелопер в блоке проявки смешивается с тонером. В связи с этим поставляется он также в виде смеси девелопера с тонером. Далее из блока тонер отправляется в свой последний путь, девелопер же почти весь возвращается обратно. То есть девелопер циркулирует, а тонер проходит. Вывод лежал на поверхности: дело было абсолютно не в бобине, точнее не в девелопере. Он вообще был жив и здоров, причем с самого начала. Просто в блоки перестал поступать тонер. И не какой-то один из четырех, а весь и сразу. Это объясняло и ситуацию с заменой девелопера и видимостью реанимации: тонер из первоначальной смеси вырабатывался, новый же не поступал.

Дрожащими пальцами набрал сервисника и услышал, после минутного молчания (очевидно, так он почтил мои бесполезно отданные на замену девелопера бабки), что именно это он и предполагал с самого начала. Очевидно только из человеколюбия и заботясь о повышении моего культурного уровня, он благословил меня на абсолютно бесполезный вояж в Москву. Да и вся эта возня вокруг замены девелопера – чисто из самых лучших побуждений, чтобы я от безделья не спился.

Ну, понятное дело, скорого визита сервисник обещать не мог в силу своей вечной занятости – девелопер, видать, стремительно кончался по всему городу, но от души посоветовал попробовать заметить плату какую-то, которая собственно подачей тонера управляет, ну и, чтоб совсем грустно не было, пару предохранителей проверить. Все это сопровождалось известными словами: «Только это! Больше просто нечему».

Окрыленный икаровскими крылышками, произраставшими отчего-то прямо из ягодиц, потратил еще полдня на добывание взаймы платы и проверку предохранителей. Смутные сомнения не преставали посещать меня, поэтому тщетность попыток даже не удивила.

Все это время я по-прежнему прилежно отдавал всю печать на сторону.

Сервисник в ответ на мой отчет о проделанной работе тяжело вздохнул, пробурчал что-то насчет шнеков и грядущем разборе машины. Поскольку эти самые шнеки живут в самом ее потаенном нутре, куда непосвященных даже с разводным ключом не пускают.

Понятное дело, никому много работать не хочется, поэтому сервисника я дождался только аккурат 13 числа, в субботу. Все предыдущие 10 дней его номер телефона не уходил из категории «Последний набранный».

Надо отметить, что так уж сложилось в моей задрипанной жизни, что по тринадцатым числам мне лучше вообще не просыпаться. А если все же проснуться, то на работу ни в коем случае не ходить, закрыть окна-двери, отключить телефон и электроприборы, занять позицию с минимальным количеством подвешенных над головой предметов и попытаться дышать через раз. Понятное дело, получается не всегда. А когда не получается, то традиционно по тринадцатым числам я огребаю. Так уж сложилось. Поэтому от попытки ремонта машины именно тринадцатого числа ничего хорошего я не ожидал, но принял это со смирением.

Прибывший как всегда с двухчасовым опозданием сервисник с энтузиазмом принялся за вскрытие дохлого электронно-механического нутра. Дуся, помещавшаяся в достаточно компактном ящике, привольно раскинуло свое нутро на половине офиса. Сервисник периодически доставал из нее все новые детали, крутил в руках, откладывал и опять нырял внутрь. Его приглушенные замечания типа «По-моему, это так откручивается…» не добавляли оптимизма. Наконец с кряхтением он вылез из машины и сообщил, что теперь надо разбирать с другой стороны, а именно снять блок картриджей. Надо так надо, мне то к этому моменту было уже достаточно все равно. Блок картриджей был снят, водружен на стол, после чего сервисник уставился на то место, где этот самый блок стоял.

— Что это? – недоуменно вопросил он и тыкнул пальцем для конкретизации.

Передо мной были четыре дырки, куда, как я догадался, тонер из картриджей должен был сыпаться куда-то вглубь машины. Дырки были пусты, то есть там не было даже намека на тонер.
В молчании сервисник перевернул картриджный блок и сказал слово матом. Когда суть неисправности дошла до меня, я говорил матом минут десять. К моей чести следует сказать, что свою тираду попытался произносить в максимально обезличенных выражениях, ни в коем случае не поворачиваясь к сервиснику лицом.

Дело в том, что внизу картриджного блока есть такая подпружиненная планочка, закрепленная винтиком. Когда блок снимают, винтик тоже выкручивают, и планочка перекрывает путь тонеру. Это для того, чтобы при съеме блока тонер не посыпался, куда не попадя, в частности, на ботинки. Так вот, винтик отсутствовал – то ли плохо был завинчен, то ли просто испарился, а планочка сделала свое черное дело, заткнув поступление тонера намертво.

И вот теперь, вечером 13 числа, я исправно стучу по клаве рядом с восстановленной Дусей (насколько восстановленной – покажет понедельник, сейчас просто не хочется искушать судьбу), но меня продолжают терзать смутные сомнения: а может все-таки стоило во время моей матерной тирады повернуться к сервиснику лицом и пояснить, что я все-таки имею ввиду… Точнее не что, а кого…

Рубрика:

Бизнес Бредуна

| Тэги:

Комментарии закрыты