Вы здесь: Главная » МногоБукв » Бизнес Бредуна » Асобная байка

Асобная байка

Не секрет, что качество шифера на крышах с каждым прожитым годом становится все хуже и хуже. В особенности, если эти года проводятся в непосредственной близости от мест залегания денежных знаков в любом их проявлении. Короче, в бизнесе, как на вредном производстве в условиях потенциального Крайнего Севера – год за три. Два – условно.

С недавних пор с замиранием сердца выслушивал я от одной знакомой истории из жизни типографии со странным названием «Асобный Дах». Поначалу заинтересовала она меня названием, а точнее моими бесплодными попытками его перевода – то, что получалось в результате, не умещалось в рамках моего представления о здравом смысле. Однако, повстречавшись с фирмой, носящей гордое название «Санус», я названиям вообще и в частности удивляться перестал. Тем более что для удивления стали быстро собираться все новые и новые истории. Может – правда, может – нет, не верите – принимайте за сказку.

Короче, Шехерезада. Избранное.

Сказка про алчность, названия и логотипы


Итак, жила-была типография. С виду вроде ничем не примечательная, качества достаточно среднего, ценового диапазона – выше среднего. Ну, название странное – так кто ж в наши дни без странностей? В общем, все шло своим чередом: печатники печатают, дизайнеры ваяют нетленку, манагеры разводят на бабло и втюхивают фуфло, хозяева потиху косят капусту. Типография росла, и даже сподобилась прикупить себе недурственное здание недалеко от центра.

И все бы хорошо, да приключилась в стране предвыборная компания. И не простая, а президентская. Чем дело кончилось, всем известно, да только с самого начала было и ежу понятно, чем кончится. Дело не в этом. Дело как всегда в деньгах, которых в этих мутных водах водится.

За последнее десятилетие типографии всех рангов худо-бедно уяснили, что от выборов во всех их проявлениях лучше держаться на почтительном расстоянии. А если уж ввязываться, то чтобы было все настолько по белому, что законы можно сверять. Но лучше все-таки подальше. Каждый тихо косит на вверенной ему плантации и не лазит без спросу в государственные парники.

Но есть такое прекрасное человеческое чувство – алчность. Демон нет-нет, да и искусит, а поскольку у человека, долгое время тершегося у денежных знаков, крепление шифера, как я уже говорил, ослабевает, крышу сносит.

Вот и искусили хозяев этой самой типографии. Деньгами, само собой. Позарез понадобились товарищу Козулину – представителю демократической или еще какой-то там оппозиции листовки и прокламации. Или не Козулину… Да и не суть важна фамилия борца за народное дело и дородное тело. Важны прокламации. Которые голос его донесут до народных масс, массы воспрянут от тарелок с борщом и пойдут срочно помогать обделенным при дележке государственного пирога этот самый пирог завоевывать. И появилось коммерческое предложение, высказанное в самой что ни на есть недвусмысленной форме. Закручинились хозяева типографии, однако алчность победила, и был тиснут немелкий тираж листовочек вида достаточно страшненького – то ли последний подвиг «Ромайора», то ли посмертная песнь ризографа.

Но алчность, слившись с естественным человеческим опасением за собственную задницу, родила странного гибрида: в выходных данных этого полиграфического продукта мистическим образом нарисовался некий предприниматель Плющ. Помнится, найдя прокламацию в собственном почтовом ящике, я долго цыкал зубом в восторге от лихости доселе неизвестного мне предпринимателя, бабахнувшего такой тираж. Оказывается, ларчик открывался до тупого просто. Уж не знаю, имел ли место быть в реальности ИП Плющ, думается, что если да, то этот тираж был для него некоторым сюрпризом.

Далее хозяева типографии делают еще одну странную вещь. Дело в том, что деньги, выделенные на несение свободы слова в массы лежат на счету изберкома. Там на них пристально смотрят достаточно серьезные и строгие дяди. Во избежание. И вот прямо с этого счета деньги за листовки отправляются… Нет, на этот раз не ИП Плющу, а прямиком в «помойку». В смысле, контору, которая волшебным образом из безналичных белорусских рублей делает наличные американские доллары. Однако, если лет десять назад подобных волшебников и кудесников сидело в Минске на каждом углу, то в последнее время настолько уже навострились их ловить, что сам процесс отслеживания и поимки свелся к некоторым достаточно простым и, главное, при желании быстрым телодвижениям. Подивились серьезные дяди подобной наглости и уж принялись репы чесать, как изловить супостата. Помог им случай до обидного простой. Увольнялся из типографии то ли резчик, то ли печатник, то ли еще какой работник, и увольнялся во злобе. То ли денег ему недодали, то ли еще какая оказия вышла, да только со свежей записью в трудовой книжке пошел уволенный прямо куда надо и сказал несколько слов. Шепотом.

Не успели даже обрезки тиража с территории вывезти, как эти самые обрезки уже вовсю изучали компетентные люди. Изучали недолго, пригласили понятых, ну и так далее. Ставя хозяев типографии в положение «ноги врозь», серьезные дяди недоумевали, что мешало умным на первый взгляд людям просто принять безналичные деньги на свой счет и поставить свои собственные выходные данные. Хозяева оскорблено молчали. Помолчав еще пару месяцев в изоляторе временного содержания и будучи отпущенными, они несколько пересмотрели подходы к бизнесу. Типография испуганно съежилось в нескольких тесных комнатках, остальное помещение срочно сдалось в аренду. Сама фирма испуганно раздробилось на несколько фирмочек.

С одной из фирмочек также связана некоторая пикантная история. Один из хозяев во время знакомства с изнаночной стороной жизни то ли с нар неудачно навернулся, то ли по телевизору соскучился, однако по выходу с кичи, когда встал вопрос о выборе названия одной из отпочковавшихся фирм, долго не думал и назвал ее «Зима – Лето». Непосвященному будет непонятно, поэтому поясняю. Идет ныне по телеку занудный до зубной боли сериал российского производства «Не родись красивой». Поскольку он олицетворяет тайные мечты подавляющего большинства женского населения, как, впрочем, в свое время и сказка о Золушке, то пользуется просто нереальной популярностью. Сам страдаю от этого ужаса: единственный час, когда мне удается проходить мимо телеящика, узурпирован моей прекрасной половиной с целью просмотра этого сомнительного телемыла. Но дело даже не в этом, а в том, что все сериальные коллизии происходят в организации под названием «Зима – Лето». Короче, новый российский, а теперь уже, как выяснилось, и белорусский, бренд.

И вот подходит недавно освободившийся к штатному дизайнеру типографии с заданием: придумать для «Зимы – Лето» логотип. Поскольку дизайнер попался пола женского, то решила она по простоте душевной, что ее разыгрывают какими-то немудреными мужскими шутками. И решила достойно ответить на происки: срисовала с экрана телека сериальный логотип. Творчество было воспринято благосклонно, набросок исчез в объемистого вида папке. Каково же было дизайнерское изумление, когда она через недельку была вызвана в бухгалтерию в связи с переоформлением и в трудовой прочла, что отныне работает дизайнером в фирме «Зима – Лето». Более того, на печати четко просматривался срисованный ей логотип.

Продолжения, а также окончания этой истории я не знаю. Потому как и у всякой жизненной истории нет у нее пока завершения. Процесс идет.

Вот такие коллизии происходят в нашем городке. И сорванные крыши несет усиливающимся ветром.

P.S.Не верите – примите за сказку. Сказано же – Ше-хер-е-зада!

Комментарии закрыты