Вы здесь: Главная » МногоБукв » Бредни Бредуна » Арендные сношения. Часть 2

Арендные сношения. Часть 2

Тут один не в меру политизированный товарищ как-то ущербно истолковал мой пост «Арендные сношения». Товарищ незамедлительно оказался в бане, ибо эти задворки Интернета вряд ли подходят для установки трибуны и высказыванию юношеских предположений на тему обустройства чего бы то ни было.

Пост был посвящен исключительно коллизиям отношений арендодателя с арендатором. Не зависимо, кстати, от формы собственности, расовой принадлежности и ведомственной подчиненности. В качестве иллюстрации – несколько печальных историй из жизни. Не моей.
История Первая. Заводская

В одном маленьком уездном городе М. стоял себе завод. И был он формы собственности отнюдь не государственной, а гордо именовался акционерным обществом открытого типа. Нет, без государства, дело, конечно, не обошлось, но никакого явного и прямого отношения к управделами он не имел. Это для определенности.

И был на том заводе директор. Заслуженный старый пердун, член партии с 17-го года, короче из породы проверенных кадров, которые, как известно, борозды не портят.

Производил тот завод продукцию когда-то полувоенного назначения, затем, в связи с перестройкой, конверсией и миром во всем мире, освоил выпуск товаров народного потребления: чугунных ведер, тяпок из легированной стали и отходов производства. Тяпки с ведрами расходились плохо — то ли народу жрать в то время нечего было, то ли стоили они как левое крыло самолета Боинг – и руководство завода предприняло недюжинной оригинальности коммерческое решение о сдаче производственных площадей в аренду.

К этому времени благодарные рабочие уже практически очистили процентов 90  этих самых помещений от разного ненужного хлама, оставив, впрочем, станины станков и оконные рамы.

Потенциальные арендаторы, все как на подбор торговцы трусами из Китая, Турции и прочих государств с продвинутыми экономиками, заходили в громадные помещения с гулким эхом, прикидывали, что на этих площадях с легкостью поместится весь ВВП Зимбабве, горестно кивали головами, стирали с них птичий помет и уходили в поисках лучшей доли.

Однако уже в ту далекую пору государство стало недвусмысленно намекать, что торговлю трусами оно, в принципе, в долгосрочной перспективе, может освоить и самостоятельно. Чего никак не скажешь о промышленном производстве, где оно, государство, и ждет коммерсантов с распростертыми объятьями. Оно и правильно: что возьмешь с торговца трусами? Только нераспроданные трусы, да подписку о невыезде. У трупа производителя можно поживиться куда как круче. Опять таки, будучи обремененным основными средствами, не так уж легко будет производителю удариться о землю, рассыпаться зеленым пеплом, чтобы в недалеком будущем материализоваться где-нибудь под ласкающим оффшорным солнышком.

Ну так вот, умные люди намек поняли – так появились первые частные производства.

Директор одного из таких производств, а именно типографии, и возник перед директором завода в один из мрачных дней заката перестройки. Весело пылала буржуйка, в директорском кабинете можно было даже снять шапку со следами осмотра помещений. Там же, в тепле и взаимном уважении, был подписан договор аренды на хрен знает сколько лет. Именно этот директор типографии и рассказал мне всю эту эпопею, да и косвенно самому пришлось наблюдать.

Постепенно и другие понятливые коммерсанты потянулись на огонек: кто посчитал на калькуляторе, что трусы выгоднее шить на родине, чем таскать их на своем горбу из Китая, кто еще какие производственные идеи лелеял – короче, стали обживать частники квадратные метры акционерного общества. И таки да, обжили.

И вот когда свежий весенний ветер 21 века, дующий из приоткрытого стеклопакета, разворошил договора аренды на директорском столе из карельской березы, он вдруг вспомнил. Что хозяин всего то вот этого, всех этих квадратных метров,  ну а если не хозяин, то по крайней мере верховный судия и распорядитель, все таки он. И обладала эта мысль такой великой победительной силой, что он решил навести порядок на вверенной ему территории.

Что и было исполнено. Как и принято, основная нагрузка легла на пенсионные плечи работников КПП. Дабы исключить нежелательное брожение всякого праздного народа по территории, особенно в одиночку, был заведен Порядок.

Отныне каждый вознамерившийся посетить фирму, устроившуюся на заводских площадях, должен был у КПП ждать ее представителя. Который и сопровождал посетителя. То, что площади у завода были именно заводские, за три дня на электрокаре не объедешь, никого не волновало ни грамма. Во избежание скопления посетителей был введен порядок: одна фирма – один посетитель. То есть приходишь ты на КПП, а тебе там вежливо: «Занято…». Очереди у проходной не входили в сферу волнений директора, ибо были за территорией.

Такой же порядок был заведен и для транспорта, заезжающего на погрузку-разгрузку. Поскольку все арендаторы норовили чего-то отгрузить, со временем порядок трансформировался в правило «Не более одной посторонней машины на территории в данный момент времени». То, что начало твориться у въездной проходной простыми словами описать нельзя. Только матом.

Но арендаторы оказались живучи как тараканы. Они заводили штатную единицу, единственной обязанностью которой были бесконечные брожения между офисом и проходной. Они на тачках катили свою немудреную продукцию и отгружали ее за территорией завода к немалому изумлению всяческих ОБЭП-ов, которые долго не могли понять, что это за перегрузка материальных ценностей происходит на улице.

«Ладно…» — подумал директор. И начал экономить тепловую энергию. На территории завода была котельная, что оказалось очень кстати. И вот, дождавшись зимы поморознее, директор придумал вырубать заводское отопление на выходные дни. В соответствии с указаниями и методическими инструкциями.

Пришедшие в понедельник утром арендаторы долго и весело бросались друг в друга сосульками, отломанными с технологического оборудования. Наигравшись, они сбились в кучку и пошли искать правду. Стоит ли говорить, что все доводы о том, что они за что-то якобы платят и более того, готовы доплачивать, о каких-то рекомендованных температурных режимах, и вообще за человеколюбие – все доводы разбились о методические инструкции.

Надо сказать, что когда у человека в личной собственности находится лизинговое оборудование стоимостью в несколько сотен тысяч долларов, человек становится несколько нервным и местами даже неадекватным. Кучка арендаторов проявила эту неадекватность в полной мере и отправилась искать правды куда-то наверх, тряся договорами и кубками «Лучший предприниматель года». После этого судьбоносного визита сверху в адрес директора последовал телефонный звонок. Котельная заработала в режиме 24/7 и выдала на-гора такую температуру, что в цехах люди испытали все прелести работы в литейке. Не-на-дол-го…

После этого директор, наконец, обрел долгожданных врагов в виде этой несознательной кучки арендаторов. Война пошла на всех фронтах. Для начала котельная стала периодически останавливаться на текущий ремонт и профилактику. С соблюдением всех формальностей и подписанием всех соответствующих актов. Парковка автотранспорта завода у грузовых дверей арендаторов стало обыденным делом. В целях экономии и прочая-прочая-прочая директор ввел веерные отключения электроэнергии по цехам ходоков за справедливостью. За вывоз мусора (да, да, арендаторы еще и мусорили…) был введен такой тариф, будто он, мусор, вывозился исключительно с привлечением свадебных лимузинов.

И вот когда стало ясно, что даже дуст не действует, директор собрал всю группу недовольных товарищей и предписал покинуть площади ввиду того, что завод намерен стремительно освоить выпуск мотокультиваторов с вертикальным взлетом. Более того, он намерен осваивать его именно на арендованных ими площадях. То, что у завода еще оставалось парочку корпусов, вполне годящихся для съемок финалов голливудских боевиков, было благополучно забыто.

Эпилог Первый

Арендаторы съехали. Стоимость демонтажа-перевозки-монтажа одной печатной машины Хейдельберг – около 10.000 долларов. Это не считая всего прочего, а его там было. Не считая также поиска нового помещения, его приведения в божеский вид, смены юридического адреса и прочее.

Эпилог Второй

Через месяц на освободившиеся помещения въехали новые арендаторы.

Эпилог Третий

Директор завода по-прежнему не портит борозды и висит на недавно повешенной Доске Почета. К сожалению, в виде фотографии.

Рубрика:

Бредни Бредуна

| Тэги:

Комментарии закрыты