Вы здесь: Главная » МногоБукв » Бредни Бредуна » 35

35

Случайно наткнулся на один свой старый текстик, и как удачно – даже дата совпала. Когда я его писал, то тоже был молодым и серьезный. Теперь я стар и глуп, поэтому влеплю его сюда, чтобы не потерялся совсем. Alex’у и всем 35-летним заодно. 

Ну вот и вырос ты совсем взрослым.
Уж даже не знаю, с чем тут поздравлять. Да и когда поздравлять, тоже представляю не особенно — все записные книжки опять безнадежно утеряны, поэтому дата твоего рождения безнадежно простирается с точностью до недели. Долгий, видать, выдался денек. Зато год я помню достаточно определенно, хотя, как мне кажется, это временно.

Фраза «Жизнь только начинается в … лет» прекрасна своей универсальностью и достаточно сомнительна по содержанию. Жизнь может начинаться и в 90, если до того пациент пребывал в счастливой коме, но пробудившегося стоит предупредить, что предстоящее бытие рискует быть достаточно недолгим и, по сути, наполненным различными пренеприятными сюрпризами. Посему обольщаться не стоит: если не большая, но, скорее всего, лучшая половина жизни уже тю-тю. Прожитая с каким-то ожесточенным ожиданием чуда, она не может служить первоисточником нравоучительной биографии — грандиозная по замыслам и ничтожная в их воплощении, являющая собой персональный монумент упущенным возможностям, представляющая сомнительную ценность даже для нас самих. Приобретенный в результате багаж сомнительного опыта перевешивают первые признаки стремительно надвигающегося геморроя. Самое время озаботиться здоровым образом жизни, уменьшающееся количество зубов компенсировать тщательно пережеванной пищей, принимать витаминные комплексы, хвойные ванны и тридцать грамм коньяка на сон грядущий. Не мешает также с присущей возрасту дальновидностью попробовать заключить сепаратное соглашение по поводу обязательного предоставления загробной жизни, приобщившись к какой-либо из религий — желательно, не требующей продолжительных постов, обильных пожертвований, умерщвления плоти и всяческой аскезы.

Однако столь почтенная дата сама по себе является достижением, будучи прописана в паспорте, а не выбита на изрядном куске природного минерала. Итоги так и просятся к подведению, тем более что повод представляется достойным — таким же, как  долгожданно нежданный Новый Год, бутылка, выпитая по случаю вопреки обету трезвости с минувшего понедельника, очередной приступ бессонницы с сопровождающей его тоской в левом предсердии.

Подводя итоги, приятно чему-нибудь удивиться. Допустим, обнаружить себя в меру упитанным мужчиной в самом расцвете сил, одинаково приятным случайным женщинам вечером и себе самому по утрам, умеренно состоятельным и определенно самодостаточным.
К сожалению, масса приятных жизненных откровений давно как-то сами по себе остались далеко позади вместе с умением удивляться. Подозреваю, ты уже знаешь, откуда берутся дети, кто подставил кролика Роджера, чем отличается Кастанеда от кастаньет, триппер от гриппа, косинус от коитуса, а Гамбург от гамбургера.

Вопросы «Почему небо голубое, трава зеленая, вода мокрая?», а также «Куда девается вчерашний день?» своевременно признаны неразрешимыми и забыты по ненадобности. Это тоже плюс и свидетельство определенной зрелости мышления – умение не искать ответов, а главное, своевременно забывать их. К сожалению, в высшем своем проявлении мы принимаем это за склероз.

Признаки подступающей мудрости обуревают нас не по дням, а по часам. Мы научились не верить слову ни печатному, ни изреченному, ни на заборе начертанному, постигли эксклюзивно мужское знание о нецелесообразности справления малой нужды супротив ветровых потоков, в состоянии подпития мы поразительно глубокомысленны, а с похмелья отчаянно мудры, в постели рациональны, в заблуждениях непоколебимы. Пришла твердая уверенность в невозможности стать космонавтом и стойкое нежелание быть водителем трамвая. И человечество, вероятно, уже не осчастливить, Нобелевскую премию не получить, гордо по подиуму — не получится, полки в штыковую — не очень то и надо, номинироваться и баллотироваться – кто-нибудь другой, и, что самое главное, не сожалеть об этом даже после третьей, выпитой в приятной компании.

А сколько причудливых знаний и умений собираются в организме и нервной системе к этому возрасту! Сколько причудливых инстинктов и условных рефлексов приобретено с годами! Пользование сотовым телефоном, компьютером и телевизионным пультом, вождение автомобиля, коляски и картинга, навыки в поглощении разнообразных спиртосодержащих жидкостей и определенным образом приготовленных трупов представителей животного мира, владение практически без словаря по крайней мере полутора языками. Нельзя не отметить умение встречаться, прощаться, крепиться, мужаться, не облажаться, за стул держаться, в зубах ковыряться, обниматься, уклоняться, напиться, пойти топиться (но не дойти)… Привычка соответствовать окружающей действительности стала безусловной и роднит с хамелеоном. Слово «консерватизм» становится с каждым годом приятнее не ощупь, тапочки становятся все теплее, очереди в кабинеты врачей длиннее, а молодежь с каждой минутой — глупее и недальновиднее.

И да здравствует программа-оптимум: вырастить, посадить, написать. К 35 задача тобой практически решена, по крайней мере, в самой трудоемкой ее части. Вместо книги подойдет полный сборник финансовых отчетов, а бонсаем займешься на склоне лет, то есть послезавтра.

Что же до пожеланий, то тут трудновато соригинальничать. Можно, конечно, пожелать много всего, да только зачем тебе столько? Чего с таким счастьем ты будешь делать на свободе? Ограничусь следующим: чтобы при очередном вопле: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!» за спиной не послышался дробный перестук копыт. Впрочем, Мефистофелей, как и конфет в детстве, обычно на всех не хватает.

На этой оптимистической ноте позвольте откланяться / откинуться / расслабиться / заткнуться / умереть, уснуть и видеть сны (нужное подчеркнуть, ненужное спрятать – может, понадобится).

P.S. Вот такое получилось эссе, так сказать. Можно оценивать его как письмо тебе. Модно как письмо самому себе, которое попало тебе по недоразумению. Можно – как досужую дань уходящему в небытие эпистолярному жанру. К сожалению, его нельзя оценить в твердой валюте. Но, к счастью, в жидкой можно.

Рубрика:

Бредни Бредуна

| Тэги:

Комментарии закрыты